Трудовые протесты в России за первое полугодие 2011 г.


Трудовые протесты в России за первое полугодие 2011 г.
| | | |

Как отмечают эксперты Института «Коллективное Действие» в трудовых вопросах, в первой половине 2011 года существенных изменений в этой сфере не произошло: наемные работники все еще вынуждены протестовать за рамками предприятия (на митингах, демонстрациях и т.п.), традиционные формы разрешения трудовых конфликтов внутри предприятия (в частности, забастовка) исключаются самим трудовым законодательством и жесткой позицией руководства предприятия. Качественным изменением можно считать рост числа трудовых конфликтов по поводу уровня зарплаты: работники все чаще требуют повышения зарплаты, а не только ее выплаты.

Такая же тенденция наблюдалась в 2007 году с ростом числа наступательных конфликтов, однако кризис остановил этот процесс. В этом году он частично возобновляется, и уже вызывает беспокойство работодателей, которые во главе с Прохоровым в очередной раз пытаются ухудшить законодательное положение наемных работников. Тем более, что очередной экономический кризис не за горами.

Профсоюзы, как и традиционные (входящие в систему ФНПР), так и новые (по большей части сейчас объединены в КТР) скорее сопровождают процесс, но не инициируют никаких общероссийских кампаний, и редко выступают инициаторами коллективного трудового спора на предприятии. Одно из заметных исключений – наступательная деятельность (в смысле оказания содействия самоорганизации новых коллективов) Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА).

Еще одним изменением, хотя пока слабо выраженным, является рост активности  категорий работников, ранее не замеченных в особой активности (в частности, транспортники, в том числе таксисты, работники образования, здравоохранения и культуры). Чаще всего их активизация связана с радикальным реформированием их отраслей (как  системы оплаты труда, так и правил функционирования отрасли в целом) без какого-либо учета их мнения.

Наконец, за редкими и локальными исключениями, профсоюзы продолжают свою обособленную линию: они мало сотрудничают с социальными движениями.

Отчет ЦСТП

Ниже публикуем отчет, подготовленный Петром Бизюковым, ведущим специалистом социально-экономических программ Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), который во многом подтверждает выводы наших экспертов.

ВВЕДЕНИЕ

Мониторинг трудовых протестов, который ведется специалистами Центра социально-трудовых прав с 2008 г., на сегодняшний день является практически единственным источником открытой и регулярной информации об уровне трудовой конфликтности в России. Данные этого мониторинга используются журналистами, обозревателями, блоггерами [1]. Результаты мониторинга использовались группой депутатов Государственной Думы для обоснования внесения изменений в  трудовое законодательство об изменении порядка организации забастовок [2].

Мониторинг ведется на основе поиска и анализа интернет-сообщений о трудовых протестах. Более подробно методика мониторинга изложена в ранних публикациях результатов мониторинга [3].

КОЛИЧЕСТВО ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Данные о количестве трудовых протестных акций за 2008-2010 и первое полугодие 2011 г. приведены на рисунке 1, а общие и средние данные в таблице 1.

В июне 2011 зафиксировано 25 протестных акций, а в целом за шесть месяцев 2011 г. 123 протестных акции. Это на 5% меньше чем в кризисном 2009 г., и на 21 % больше, чем в прошлом году. Хотя, если сравнивать динамику общего числа протестов за шесть месяцев прошлого и нынешнего года (см. рис.1), видно, что основные различия связаны с большим числом протестов в первые месяцы года (январь-апрель), благодаря чему число протестов было максимальным. В предыдущие годы наблюдалась ярко выраженная сезонность, т.е. постепенное нарастание числа протестов с января до середины года и затем снижение уровня протестности к концу года. В 2011 г., если бы сохранилась сезонные тенденции при том количестве протестов, которые наблюдались в первые месяцы года, то к середине года, т.е. к сезонному пику, число протестов достигло бы 30-40 протестов в месяц. Но этого не произошло, и в июне число протестов сравнялось с количеством за июнь 2010 г. и, тем самым, скачка числа протестов, которое наблюдалось в прошлые годы, не произошло.

Рисунок 1

Динамика числа трудовых протестов, в том числе с остановкой работ, за 2008-2011 гг.

Скорее всего, скачка протестности в ближайшие месяцы не произойдет, наоборот, следует, ожидать постепенного снижения числа протестов к концу года. Но в любом случае, общее число протестов в 2011 г. остается высоким и показатель интенсивности протестов в первом полугодии текущего года, вычисляемый как среднемесячное число протестов за определенные период, остается высоким – 20,5 протестов в месяц. Это второй по величине показатель за первое полугодие, он уступает показателю интенсивности протестов лишь самый разгар кризиса, т.е. в первом полугодии 2009 г. А показатель интенсивности протестов за первое полугодие прошлого года превышен на 20%. Так что с точки зрения интенсивности нынешний больше похож на кризисный, чем спокойный послекризисный год.

Таблица 1

Общее и среднее количество трудовых протестов за 2008-2011 гг.

Общее число акций (в т.ч. за 6 мес.) Среднемесячноечисло акций (в т.ч. за 6 мес.) Общее число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.) Среднемесячное число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.) Доля стоп-акций(%) (в т.ч. за 6 мес.)
2008 93 (36) 7,75 (6,0) 60 (23) 5,0 (3,8) 64,5 (63,9)
2009 272 (130) 22,7 (22,0) 106 (60) 8,8 (10,0) 38,9 (46,1)
2010 205 (102) 17,1 (17,0) 88 (44) 7,3 (7,3) 42,9 (43,1)
2011* 123 20,5 46 7,7 37,4

*Примечание: данные за 6 месяцев

Количество стоп-акций, т.е. акций протеста, в ходе которых происходили остановки работы, за первые шесть месяцев 2011 г. было почти таким же, как и в первом полугодии прошлого года – 46 в 2011 г. и 44 в 2010 г. Но показатель напряженности протестов, который вычисляется как доля стоп-акций в общем числе протестных акций за период, в нынешнем году ощутимо ниже – 37,4. Это самый низкий показатель напряженности по полугодию за весь период наблюдения. Только каждая третья акция протеста сопровождается остановками работы, в двух третях случаев работники вынуждены использовать какие-то другие способы воздействия на работодателей. (Подробнее этот вопрос будет рассмотрен ниже, в разделе «Формы трудовых протестов».)

Динамика показателя напряженности трудовых протестов приведена на рисунке 2, где видно, что уровень напряженности в 2011 г. сначала снижался, но со второго квартала опять стал увеличиваться. Таким образом, с января по июнь трудовые протесты были интенсивными, но не очень напряженными.

Рисунок 2

Доля стоп-акций (% от общего числа акций)

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Территориальная распространенность трудовых протестов позволяет понять, насколько это явление характерно для страны, в целом. Данные о территориальной распространенности трудовых протестов приведены на рисунке 3.

Рисунок 3

Распространенность трудовых протестов по федеральным округам (% от общего числа)

В первом полугодии 2011 г. самым протестным оказался Центральный федеральный округ, на долю которого пришлось 22% протестов этого года — это уровень 2009 г. Наметившаяся в 2010 года тенденция снижения доли Центрального округа в общем числе протестов не сохранилась и самый экономически развитый регион, вновь стал самым протестным. Ненамного от него отстал Сибирский округ, на долю которого приходится 19% всех трудовых протестов. Фактически эти два округа и являются лидерами по числу протестов как в 2010 г., так и в 2011 г. – различия между ними крайне невелики. На Уральский, Северо-Западный и Дальневосточный округа приходится 15,13 и 11% от общего количества протестов соответственно. Самыми малоконфликтными стали Южный округ ( %) от общего числа протестов и Северо-Кавказский (3%). В нескольких случаях были зафиксированы трудовые протесты за границей России. Это случаи когда протестовали российские работники, работающие за границей против российских работодателей, например, моряки российских судов. Но также появились случаи, когда протестовали граждане других стран, нанятые российскими работодателями.

В качестве показателя распространенности используется показатель территориальной распространенности трудовых протестов, рассчитываемый как отношение числа субъектов федерации в которых проходили трудовые протесты к общему числу субъектов федерации (83 субъекта), а средняя протестная нагрузка на один протестующий  регион определяется как отношение общего числа трудовых протестов за период к числу регионов, в которых возникали протесты.

Таблица 2

Данные о территориальной распространенности и средней протестной нагрузке на один регион за 2008-2010 гг. в целом

Значимое
2008 2009 2010 2011*
Распространенность трудовых протестов 0,48 0,67 0,72 0,58
Протестная нагрузка на один регион 2,3 4,9 3,4 2,6

*Примечание: данные за 6 месяцев

Данные о распространенности протестов в таблице 2 показывают, что с 2008 по 2010 г. протестная география расширялась. Цифры 2011 г. пока еще нельзя однозначно сравнивать с теми, которые получены за целый год, но они позволяют обоснованно предполагать, что вряд ли количество протестных регионов уменьшится. То же самое и с протестной нагрузкой. Как показывают данные предыдущие лет, во втором полугодии число протестов несколько больше, чем в первом. Так что даже если количество протестных регионов увеличится до уровня прошлого года, а число самих протестов удвоится, то протестная нагрузка не будет меньше. А тот факт, что появились зарубежные протесты, позволяет говорить, о том, что Россия начинает «экспортировать» свои трудовые протесты в другие страны.

ОТРАСЛЕВАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Данные о распространенности трудовых протестов по отраслям приведены на рисунке 4. Главной особенностью первых шести месяцев 2011 г стало сокращение числа трудовых протестов в промышленности и увеличение числа протестов на транспорте. В текущем году опять протестовали авиадиспетчеры и дальнобойщики. Но главный прирост числа протестов на транспорте дали муниципальные транспортники – водители маршруток, троллейбусов, трамваев, автобусов. Главной причиной их протестов стали реформы, проводимые в городах от Дальнего востока до Центральной России на муниципальном уровне. Судя по всему, во многих местах этот процесс идет без учета интересов транспортников и неслучайно их забастовки и протесты концентрируются против тех проектов, которые городские власти навязывают перевозчикам и транспортникам. Можно даже сказать, что это так называемые «директорские забастовки», когда мелкие работодатели и их работники протестуют против тех условий деятельности, которые им навязывают вышестоящие власти.

Рисунок 4

Отраслевая распространенность трудовых протестов (% от общего числа)

Некоторое увеличение числа протестов произошло в бюджетных отраслях – здравоохранении, народном образовании и культуре. Если в прошлом году на эти три бюджетные отрасли приходилось всего 12% от общего числа протестов, а в предыдущие годы и того меньше, то в первом полугодии 2011 г. доля трех бюджетных отраслей составила 20%. Это еще не позволяет говорить, что бюджетники «выходят на авансцену протеста», но если такое соотношение сохранится и по итогам года можно будет говорить, что отраслевая структура протестов начала меняться, и протесты перестают быть инструментом регулирования трудовых отношений только у промышленных рабочих.

ПРИЧИНЫ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

В большинстве случаев, трудовые протесты по-прежнему связаны с заработной платой. Но первые полгода 2011 г. существенно изменилась доля зарплатных причин. Все предыдущие годы в половине случаев протесты возникали из-за задержек заработной платы (см. рисунок 5). В нынешнем году только в трети случаев (35%) упоминались задержки заработной платы. Зато значительно выросла доля протестов из-за низкой заработной платы – до 29%, хотя в прошлые годы доля этой причины не поднималась выше 19%. По сравнению с прошлым годом вдвое выросла доля протестов против изменения систем оплаты труда (13%). Пожалуй, такое распределение причин свидетельствует об изменении ситуации в оплате труда, сложившейся в условиях кризиса 2008-2009 гг. бастовать и протестовать стали не только потому, что нет зарплаты, но и потому, что она низкая. Это, безусловно, больше походит на нормальную экономическую ситуацию, когда работники добиваются повышения зарплаты, чем на кризисную, когда они просто добиваются того, чтобы не работать бесплатно. Хотя задержка заработной платы это по-прежнему, самая распространенная причина протестов.

Рисунок 5

Причины трудовых протестов (%)

То, что фокус экономической борьбы сместился видно и по увеличению числа протестов из-за такой причины, как «политика руководства, реорганизация, закрытие предприятий». Каждый третий протест (34%) в первой половине 2011 г. происходил, в том числе, и по этой причине, а в прошлом году только каждый пятый – 22%.

На этом фоне в 2011 г. несколько неожиданным выглядит рост числа протестов, где в качестве причины указывается борьба против увольнений и сокращений (16%)  почти до уровня 2009 г. (21%). В прошлом году доля протестов с такой причиной составляла всего лишь 7%. Хотя и здесь можно найти объяснение – ведь реорганизации, из-за которых тоже стало больше протестов, очень часто сопровождаются увольнениями.

Таким образом, в первом полугодии 2011 г. наблюдается значимое изменение структуры протестов. Это уже больше похоже на протесты трансформирующейся экономики, чем на то, что было два, или даже один год назад. Насколько такая структура причин сохранится до конца года – покажет время.

ФОРМЫ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Рисунок 6

Формы трудовых протестов (%)

Самой распространенной формой протестов в 2011 г. стало выдвижение требований – в 63% случаев открытый конфликт работников с работодателями начинался с выдвижения требований. Далее идут митинги и собрания за пределами предприятий (30%), обращение к властям (24%) и остановка работы предприятия (20%). Доля легитимных форм протеста (коллективный спор с забастовкой и без нее, остановка работы по статье) исчезающе мала – всего 4%. В предыдущие годы доля таких акций составляла около 10%. Правда, по сравнению с предыдущими годами снизилась доля и радикальных акций, таких как захват предприятия, перекрытие магистралей, голодовки – в сумме на их долю приходится в первом полугодии 2011 г. 7%. В прошлые годы доля таких акций колебалась от 12 до 17%. Иными словами, сегодня работники в основном протестуют путем выдвижения требований, митингами на городских площадях, принимая на этих митингах обращения к властям и правоохранительным органам и останавливая работу.

Данные о сочетании разных форм протеста приводятся в таблице 3.

Таблица 3 

Данные о комплексности форм протеста в 2008-2011 гг. (% от числа акций)

2008 2009 2010 2011*
Простые акции (1 форма протеста) 76 78 50 43
в т.ч. только выдвижение требований 10 6 13 15
Комплексные акции (2 и более формы протеста) 23 22 50 57

*Примечание: данные за 6 месяцев

Если в 2008 и 2009 гг. большинство акций протеста проходили как простые, единичные, то начиная с 2010 г. число простых акций уменьшилось – работники стали организовывать более сложные акции, повышая тем самым шансы на то, чтобы быть увиденными и увеличивая число адресатов, к которым они обращаются. При этом несколько увеличилось число случаев, когда работникам ограничивались выдвижением требований. Не всегда они были услышаны, но есть и такие случаи, когда работодатель понимал все с первого раза и принимал действия для нормализации ситуации. Но, безусловно, главным трендом является усложнение акций протеста, превращение их в цепь событий, направленных на решение проблемы и привлечение внимания.

В первом полугодии 2011 гг. уменьшилась доля повторных акций. Если в предыдущие два года их доля составляла 33 %, то в нынешнем году она снизилась до 19%, т.е. рецидивность акций уменьшилась. Однако остается непонятным, то ли акции стали настолько успешными, что повторного протеста не требуется, то ли, наоборот, в ходе протеста работники убеждаются, что и этот пути не решит их проблем.

УЧАСТИЕ В АКЦИЯХ ПРОТЕСТА

Структура участников трудовых протестов в 2011 г. по сравнению с прошлым годом практически не изменилась. Можно с уверенностью говорить, что профсоюзы перестали быть случайными участниками конфликтов и протестов – сегодня это главный персонаж – особенно первичные организации, которые участвуют почти в каждом втором протесте – 45% (см. рисунок 7).

Рисунок 7

Вовлеченность в протесты

Динамика вовлеченности в трудовые протесты показывает, что доля стихийных забастовок постоянно снижается с 62% в 2008 г. до 33% в первой половине 2011, то есть протесты становятся все более организованными. Также постепенно увеличивается доля включенности вышестоящих профсоюзов в трудовые протесты. Анализ текстов сообщений показывает, что в 2008-2009 гг. участие профсоюзов в протестах носили ярко выраженный реактивный характер, т.е. среди работников начинался стихийный протест, а профсоюз оказывался вовлеченным в него и вынужденно организовывал ситуацию, придавая ей хоть какую-то организованность. В 2010 и 2011 г. реактивный характер участия профсоюзов сохранился, но все чаще стали появляться сообщения о том, что профсоюзы сами стали организовывать протесты, не допуская возникновения стихийных вспышек недовольства. По-прежнему, трудовые протесты пользуются поддержкой общественно-политических организаций, которые оказывают организационную и солидарную поддержку некоторым профсоюзам и группам работников.

Подобная динамика выглядит, безусловно, положительной, но наряду с информацией о формах протеста, где преобладают нелегитимные формы разрешения трудовых противоречий, ситуация становится противоречивой. С одной стороны, нарастает количество протестов в формах, не предусмотренных трудовым законодательством, а с другой усиливается присутствие профсоюзов в трудовых протестах. Вряд ли современные российские профсоюзы можно упрекнуть в стремлении к использованию радикальных и незаконных акциях. Скорее наоборот. Их участие является вынужденным, они участвуют в акциях, которые проводятся в тех формах, которые позволяют «достучаться» до работодателей, властей и т.п. А то, что «эффективными» оказываются те акции, которые не предусмотрены Трудовым кодексом, так это вопрос скорее к законодательству, чем к профсоюзам.

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ И КОЛИЧЕСТВО УЧАСТНИКОВ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Данные о продолжительности и числе участников являются важнейшими характеристиками трудовых протестов. Но, к сожалению, не все публикации о протестах содержат необходимую информацию. В рамках мониторинга эти данные учитываются, но они не могут быть полными.

Данные о средней продолжительности акций протеста и среднем количестве их участников приведены в таблице 4.

Таблица 4

Данные о средней продолжительности и среднем количестве участников акций протеста

Доля акций, в которых указана продолжительность (%) Средняя продолжительность акций протеста (дн.) Доля акций, в которых указано число участников (%) Среднее число участников (чел.)
2008 32 4,5 35 160
2009 76 3,5 61 277
2010 71 2,6 49 210
2011* 69 3,5 55 200

*Примечание: данные за 6 месяцев

Приведенные данные дают неполное представление о продолжительности и числе участников. Есть акции, которые продолжаются буквально несколько часов, а есть такие, которые тянутся неделями и даже месяцами. Число участников также указывается приблизительно – не всегда удается зафиксировать хотя бы приблизительное число участников. например, журналисты могут сообщать о том, что бастует коллектив многотысячного предприятия, хотя на самом деле речь идет о забастовке в нескольких ключевых подразделениях, от работы которых зависит работа всего предприятия. И остается непонятным, большинство остановило работу, потому что тоже бастуют, или они остановились потому, что не могут продолжать свою работу.

Максимальная продолжительность акции протеста зафиксирована в 2009 г на Красноярском дрожжевом заводе, где акция протеста продолжалась в общей сложности 65 дней. В первом полугодии 2011 г. состоялось несколько акций продолжительностью 18 дней.

Среднее число участников в последние годы составляет цифру более 200 чел. Максимальная численность протестующих в 2011 указывалась на совместном митинге горожан г. Волхова и работников завода «Метахим», которые протестовали против закрытия предприятия и увольнения значительного числа работающих – 3 тыс. чел.

РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ АКЦИЙ ПРОТЕСТА

Основные данные о результативности протестов приведены в таблице 5. Здесь, как и в случае с продолжительностью и численностью, данные неполные, но, тем не менее, они дают представление о результативности протестов работников.

Таблица 5 

Данные о результатах трудовых протестов (% от общего числа случаев)

Годы Частичное удовлетворение требований Полное удовлетворение требований Продолжение переговоров Давление на работников и профсоюз Обращение к властям
2009 11 14 22 22 9
2010 7 10 18 11 1
2011* 7 13 11 11 6

*Примечание: данные за 6 месяцев

Данные о результатах протестов есть в 2011 г. в 60% случаев (в 2010 – 52%, в 2009 в 68%). Удовлетворение требований работников, полное или частичное в текущем году случалось в каждом пятом случае. Несколько реже акции протеста стали поводом для дальнейших переговоров. А вот поводом для давления на профсоюз или работников акции протеста становились как ив прошлом году, в каждом десятом случае.

Принципиального изменения картины по сравнению с прошлыми годами не  произошло. Можно по-прежнему говорить, что акции протеста работников малоэффективны.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Данные мониторинга трудовых протестов показывает, что в первой половине 2011 года произошли определенные изменения. Правда, эти изменения еще не меняют картину в целом, но, тем не менее, они достойные внимания.

Общее число протестов немного выросло. В первые месяцы 2011 г. число протестов превышало аналогичные показатели предыдущих годов, но к середине года ситуация выровнялась, поэтому за полгода показатель интенсивности хотя и превышает уровень прошлого года, но уступает позапрошлому году. То же самое касается и показателя напряженности протестов, т.е. стоп-акций, в ходе которых происходят остановки работы. Это говорит о том, что уровень конфликтности в экономике не спадает, он остается на довольно высоком уровне, мало чем уступающем уровню кризисного 2009 г.

Однако при этом наметились изменения в структуре протестов. Прежде всего, это изменение отраслевой структуры протестов, повышение доли протестов на транспорте и, соответственно, уменьшении доли протестов в промышленности. Такие изменение во многом вызваны тем, что различные сферы транспорта, как муниципального (автобусы, маршрутные такси), так и федерального (железные дороги) стали зонами реформирования и многие реформы там идут без учета мнения рядовых работников, на которых, зачастую, перекладываются многие негативные последствия осуществляемых реформ.

Другим зафиксированным в первой половине 2011 г. изменением стало изменение структуры причин трудовых протестов. Увеличилась доля  протестов против низкой зарплаты и изменения систем оплаты. В прошлые годы безусловной главной причиной была невыплата зарплаты. В 2011 г. она тоже осталась самой распространенной причиной протеста, но теперь у нее уже нет такого отрыва. Увеличилось число протестов из-за несогласия работников с планами реорганизации предприятий и организаций и политикой руководства. Одновременно, по сравнению с прошлым годом увеличилась доля протестов против увольнений и сокращений. Можно сказать, что структура причин протестов стала больше соответствовать условиям нормальной функционирующей экономики, а не кризисной. несогласие с руководством, недовольство низкой оплатой – это нормальные противоречия между работниками и работодателями, которые должны возникать и разрешаться в рамках предусмотренных законом процедур.

Но вот формы проявления протеста, не изменились. Это по-прежнему, публичные и демонстративные акции – публичное выдвижение требований, митинги. Еще в прошлом году пришлось выделить такую демонстративную акцию, как публичное обращение к властям и правоохранительным органам с целью привлечения к ответственности работодателей, нарушающих закон и права работников. Иногда это происходит на митингах, иногда это делает профком перед журналистами. В 2011 г. такая форма стала довольно популярной, и организаторы протестов довольно часто прибегают к этой мере. Видимо это следует отнести к числу «находок» последних лет, которые позволяют работникам более эффективно воздействовать на работодателей. При этом доля предписанных законом форм протеста, крайне мала – теми процедурами для разрешения противоречий, которые предлагает Трудовой кодекс работники практически не пользуются. Но по-прежнему в их арсенале остаются и голодовки и перекрытия дорог, хотя такие формы для выражения протеста, по сравнению с прошлыми годами используются редко.

Акции протеста становятся все более сложными, все чаще работники, планируя выступить прибегают сразу к нескольким формам протеста, понимая, что простым или законным способом до работодателя «не достучаться», надо организовать давление, тогда что-то начнет меняться. Эта особенность лишний раз показывает, насколько неэффективным является диалог работников с работодателями и насколько неэффективно законодательство, призванное регулировать такое взаимодействие.

Еще одним изменением стало закрепление профсоюзов в качестве главного участника трудовых протестов. Профсоюзы, хотят они этого или нет, вынуждены все активнее включаться в протесты – они не могут себе позволить оставаться в стороне. Несмотря на то, что их подключение порой носит вынужденный характер, профсоюзы становятся той силой, которая возглавляет и организует трудовые протесты. Это, в целом, нормальное явление, протесты перестают быть стихийными и неорганизованными. Ненормально то, что при участии профсоюзов протесты, тем не менее, протекают в формах, не предписанных законом.

В целом, данные мониторинга говорят, что трудовые протесты по-прежнему выполняют роль рупора для работников, нуждающихся в том, чтобы начать нормальный диалог по урегулированию возникающих у них проблем. Уровень протестности в 2011 г. не нарастает, но и не снижается. Наметились тенденции к изменению качества протестов – меняются причины, состав участников. Но не меняются внешние рамки, которые оставляют протесты в рамках бунта, а не диалога.

Примечания:

[1] В качестве примера, можно привести публикации в таких разноплановых газетах как «Коммерсант»  (май 2011 г., http://kommersant.ru/doc/1641985 ), «Независимая  газета» (февраль 2010 г., http://www.ng.ru/economics/2010-02-19/4_protests.html, «Советская Россия» (апрель 2011 г., http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=587981&pagenum=1). Дважды обзоры и аналитические материалы публиковались в крупнейшем интернет-СМИ «Газета.ру» (июнь 2009 г., http://www.gazeta.ru/comments/2009/06/09_a_3208553.shtml, апрель 2011 г., http://www.gazeta.ru/comments/2011/04/28_a_3597485.shtml ). Обзоры протестной активности на основе материалов мониторинга регулярно публикуются на интернет-сайтах и порталах, посвященных социально трудовой тематике, например, «Институт коллективное действие» (http://www.ikd.ru/node/16863/print), «Рабочая борьба» (http://www.rborba.ru/46C1D09496293/4D0795014B555.html), «Антиджоб» (http://www.rborba.ru/46C1D09496293/4D0795014B555.html) и др.

[2] Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» об изменении порядка рассмотрения и разрешения коллективных трудовых споров, включая организацию забастовок, подготовленный депутатами А.В.Беляковым, Н.В.Левичевым, О.В.Шеиным, О.Л.Михеевым (http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=502335-5&02).

[3] Методика мониторинга излагалась в аналитическом докладе «Какую роль играют трудовые протесты в регулировании трудовых отношений?» (http://trudprava.ru/index.php?id=1896).

Ссылки по теме:

Исследователи и профсоюзные активисты обсудили проблему формирования культуры протеста и солидарности

Профсоюзно-рабочее движение в 2009 году: противоположные тенденции консолидации и разобщения

Трудовые конфликты в 2008 году: рабочее движение на распутье

=================

РАБОЧЕЕ И ПРОФСОЮЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ ЗАГОРСКА – тема в нашей группе ВКонтакте

Союз координационных советов России подводит итоги 2010 г.

За первое полугодие в России состоялось 377 публичных акций, в которых участвовало 66308 активистов, были задержаны более 1000: За первое полугодие в России состоялось 377 публичных акций, в которых участвовало 66308 активистов, были задержаны более 1000

Обзор активности городских движений России в первой половине 2011 года

Обзор протестной активности в образовательной сфере России за первое полугодие 2011 г.

СОЮЗ КООРДИНАЦИОННЫХ СОВЕТОВ (СКС) – тема в нашей группе ВКонтакте

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s