Египет выбирает: «парламент» или революция?


27 декабря 2011  •  Игорь Ясин, Каир, Египет

Египет выбирает: «парламент» или революция?

Десятки погибших и сотни раненых пали в столкновениях с полицией и военными за последний период в событиях Масперо, на улицах Мухаммеда Махмуда и Касраль-Айнив Каире. Недавние иллюзии в отношении армии быстро улетучиваются, протестующие требуют немедленной отставки фельдмаршала Тантави и правящего Военного совета. Между тем на парламентских выборах по результатам первых двух туров неожиданно для многих одерживают победу исламисты.

Спустя полгода после моего последнего посещения центр Каира значительно изменился. Все стены и витрины магазинов на прилегающих к Тахриру улицах и площадях испещрёны лозунгами против Военного совета, хотя ещё в мае иллюзии в отношении генералов были широко распространены. Планировалось, что в ближайшее время они передадут власть новым, демократически избранным органам.

«Долой правление военных», «гражданское правительство немедленно!» — таковы самые распространённые лозунги в центральных кварталах египетской столицы. Ещё в понедельник утром, 19 декабря, я застал отголоски событий конца прошлой недели, когда армия попыталась разогнать протестующих, блокировавших здание Кабинета министров. На протяжении всех последующих дней в центре египетской столицы проходили различные манифестации и протесты.

Не убьете нашу революцияю

Противостояние на Каср аль-Айни

«Последние столкновения — продолжение событий октября—ноября, — говорит Ваиль Тавфик, лидер „Революционных левых“. После бойни на улице Мухаммеда Махмуда ушло в отставку правительство Исама Шарафа, но кто пришёл ему на смену? Камаль Ганзури, бывший премьер-министр в правительстве Мубарака! Говорили, что он, якобы, был честный парень и имел разногласия с Мубараком из-за коррумпированности его окружения. Но всё это лишь слова, Ганзури был одним из архитекторов приватизации».

Протестующие на Тахрире родственники погибших демонстрантов и представители молодёжных и политических организаций блокировали здание Кабинета министров, чтобы физически не допустить нового «премьера» и его министров в свои кресла. Никакие кампании травли в СМИ и даже попытки отравить протестующих не помоглиновым-старымегипетским министрам попасть в свои кабинеты. Тогда решено было использовать силу.

Не менее 15 человек погибли и сотни получили ранения, но протестующие не сдали свои позиции. Все улицы с южной стороны примыкающие к площади были полностью перекрыты каменными баррикадами.

Баррикады

В этот раз огромное возмущение вызвали не только многочисленные жертвы, но и жестокость, с которой армия обращалась с протестующими. Любительская фото и видеосъемка засвидетельствовала, как военные избивают активистку, сорвав в неё верхнюю одежду. В последующие дни фото этого момента не сходило с первых полос национальных газет, протесты против армии и военных усилились. В последующие дни в Каире и других городах проходили многочисленные демонстрации женщин, выступавших против насилия, за отставку Военного совета.

«Выборы» или старая ловушка для революции

Ещё один лозунг, часто встречающийся на центральных улицах, поначалу немного удивил: «Бойкотируйте выборы — это могила революции». По словам активистов, многие из них были против участия в выборах ещё задолго до их начала. «Это ловушка, — говорит Хани, активист „Революционных социалистов“, — генералы используют всё те же законы и механизмы — на этот раз для того, чтобы разделить протестующих и максимально обезопасить себя и свои привилегии».

По словам Хани, политические силы, которые принимали участие в свержении Мубарака и сделали в итоге ставку на участие в выборах, обнаружили себя полностью поглощенными избирательной кампанией, изолированными от продолжающихся протестов на улицах, в учебных заведениях и на рабочих местах. Протесты не ослабли, а насилие, с которым столкнулись протестующие, встряхнуло общественное мнение, и даже некоторые либералы стали выступать за бойкот выборов.

Бойкотируйте выборы

Активисты уверены, что нынешние власти хотят задушить революционное движение и воспроизвести в том или ином виде всё тот же старый режим. Генералы боятся не только потерять свои посты, но и свою свободу и жизни. Военный правитель Тантави давал в суде показания в пользу своего бывшего босса —экс-диктатораМубарака. Это вызвало огромное недовольство, сегодня всё чаще можно слышать призывы не только отставки Военного совета, но и суда над генералами. Кроме того, военная верхушка боится за свои собственные привилегии и имущество. — До 30% экономики Египта контролируются «силовиками».

Те районы и области страны, которые меньше всего были затронуты революционной волной в начале года, даже голосуют за фигуры из числа бывших функционеров Мубарака. В отсталых экономически районах Верхнего Египта всё ещё сильны традиционные семейные и клановые связи, что позволило бывшим функционерам пролезть в новый постреволюционный парламент. Люстрацию генералы отвергли.

Против Военного совета

Кроме того, нынешние власти, объявившие ранее о роспуске официозной желтой Федерации профсоюзов, на самом деле не собирались доводить дело до конца. Они создали подчинённый им временный профсоюзный комитет, а на выборы не были допущены ряд видных выдвиженцев от новых независимых профсоюзов. Дело в том, что в Египте ещё со времён Насера действует норма, по которой 50% членов парламента должны быть представителями рабочих и крестьян. Долгое время официозные профсоюзы подтверждали такой статус за выдвиженцами от партии власти, до сих пор ситуация почти не изменилась.

Египетские временщики и буржуа бросили все силы на то, чтобы воспроизвести старыми методами новые рычаги для сохранения своей власти и собственности. Но никакие деньги, связи, остатки административных ресурсов и полицейских методов не помогли бы им справиться с этой задачей без помощи союзников в лице исламистов.

Исламисты на выборах: победа и испытание властью

«Братья-мусульмане» и ультра-ортодоксальныесалафиты вместе могут получить в новом парламенте около 60–70% мест. Многие наблюдатели и даже египетские активисты были неприятно удивлены такому успеху исламистов, ведь они не играли доминирующей роли в революционных событиях, бойкотировали многие протесты, вели переговоры с экс-диктатором, а теперь и с Военным советом. Что же стало причиной успеха?

Как сказал один мой прозорливый знакомый, у исламистов пять раз день партийные собрания и раз в неделю — по пятницам — партийные конференции в мечетях. Действительно, уровень организации и ресурсов у исламистов значительно выше, чем у левых. И даже светские буржуазные силы со всеми их огромными ресурсами не смогли многого противопоставить двум партиям исламистов.

Сам характер спонтанного протеста второй раз за последний период приводит к тому, что власть «падает» в руки наиболее организованной силы: после свержения Мубарака власть упала в руки военных, а урны для голосования выстлали дорогу к власти хорошо организованным исламистам.

Как среди «братьев-мусульман», так и салафитов, есть немало успешных бизнесменов и торговцев. Перед выборами они не жалели средств на агитацию: в жилых кварталах открывались магазины с товарами по сниженным ценам, люди получали пайки и подарки от исламистских партий. В дни голосования, несмотря на формальный запрет, агитаторы исламистов вели бурную агитацию.

Против исламистов

Кроме того, до сих исламисты сохраняют ореол мучеников и борцов с режимом, а их агитация был изрядно приправлена социальным популизмом.

Впрочем, сами исламисты не столь уж рады своей победе, и дело вовсе не в том, что будущий парламент будет иметь очень ограниченный круг полномочий. Наоборот, в условиях такой нестабильности они опасаются, что недовольство и протест обернётся в скором времени и против них. Поэтому они не слишком стремятся завладеть президентским дворцом или постом фактического главы государства, которым, в соответствии с одним из возможных сценариев, может стать спикер нового парламента.

Исламисты не зря опасаются: им просто нечего предложить большинству, многие из которых за них голосовали. Именно поэтому они боятся взять на себя политическую ответственность. Опыт Ирака после падения режима Саддама Хусейна показывает: победа шиитских и суннитских партий на выборах довольно скоро обернулась массовым разочарованием в религиозных партиях.

Уже сегодня их ряды раздирают противоречия: многие рядовые сторонники исламистских партий, особенно молодые, поддерживают революционеров на Тахрире, консервативная верхушка вступает в переговоры с генералами и правительством.

Женщин возмутила позиция многих исламистов в отношении насилия в ходе протестов: вместо осуждения военных, избивавших протестующих женщин, бородаты моралисты принялись рассуждать на тему о допустимости присутствия женщин на акциях протеста, попытались свалить вину на жертвы насилия.

Женщины протестуют на Тахрире

Часть радикально настроенных молодых «братьев» уже откололась от группировки и вошла в левый блок «Революция продолжается».

Левые и революция

Левые силы в Египте, несмотря на бурную активность в последний период, всё ещё остаются слабыми. У них нет ни материальных ресурсов, как у буржуазных сил, ни человеческих и организационных, как у исламистов. Но есть главное — революционный потенциал масс. В такой период правильная тактика и стратегия приобретают критическую важность.

Революционный процесс в последний период сталкивается с массой грозных вызовов. Пробуржуазные силы, включая исламистов, консолидируются и пытаются задушить революцию под её же флагом. Часть левых — таких, как Социалистический народный Альянс и Египетская Социалистическая партия, решили участвовать в выборах в рамках блока «Революция продолжается», другие — такие, как «Революционные социалисты» с самого начала отвергли выборы, как очередную ловушку правящей верхушки.

Революционные социалисты

«Вся политика сегодня делается на улице, — говорит один из активистов-бойкотистов, — зачем в таком случае добровольно становиться заложниками буржуазного парламента?»

Бойкотисты признают, что широкие массы имеют определённые иллюзии в отношении парламента и выборов, но самая передовая часть общества — рабочие и профсоюзные активисты, получившие в последний период неоценимый опыт борьбы, в меньшей степени подвержены этим иллюзиям, настроены против фальшивых выборов и парламента.

«В первом туре многие пошли голосовать по двум причинам — боялись штрафов, если не придут, и надеялись, что это поможет избавиться от власти генералов», — говорит Ваиль Тавфик. В первом туре явка чуть превысила 60%, но пошла на убыль во втором туре, а на втором этапе выборов по одномандатным округам во втором туре она и вовсе не превысила 20%.

Блок «Революция продолжается» получит в новом парламенте небольшое количество мест, но даже эти места не достанутся реальным революционерам с Тахрира. На выборах в Гелиополисе — одном из богатых районов Каира — в парламент прошел входящий в этот блок известный либеральный деятель Амр Хамзави. Сам этот блок появился на свет в результате разногласий со светским «Египетским блоком», включающим в себя партии известных олигархов. «Продолжающаяся революция» отвергла возможность включения в предвыборные списки старорежимных фигур, а также настаивает на поддержке протестов. Будут ли представители блока поддерживать бурлящую улицу, когда окажутся в своих парламентских креслах?

«Революционные левые» считают, что в нынешних условиях перед левыми стоят две задачи: строить революционный фронт социалистов и способствовать развитию «революционной ситуации» до полного свержения режима. Эти две задачи включают в себя развитие комитетов борьбы в жилых кварталах и на рабочих местах, строительство независимых профсоюзов, поддержку протестов на улицах, забастовок и захватных стачек, политическое развитие рабочих активистов.

Революция в опасности

Сегодня даже само политическое существование небольших групп революционных социалистов может оказаться под угрозой. После событий у Касраль-Айнив египетских СМИ разгорелся скандал по поводу публичных заявлений одного из лидеров «Революционных социалистов» (РС), которому приписывали слова о необходимости «разбить государство».Братья-мусульманеобратились с официальным обращением в прокуратуру против организации, которые «подстрекают против армии и выступают за ликвидацию государства».

Очевидно, что эта атака на радикальных левых была спланирована египетскими временщиками и поднимающимися к власти исламистами. Официозные газеты сообщили после кровавых событий о существовании «заговора» с целью сжечь египетскую столицу. Под этим соусом верхушка надеется подавить продолжающиеся протесты, а для этого мало оказалось разделить движение, вовлечь значительную его часть в электоральную чехарду, теперь нужно избавиться от наиболее активных смутьянов.

«Да, мы выступаем за ликвидацию этого режима и его государства с его коррупционерами и их прихлебателями, с его Военным советом, который правит страной по решению свергнутого президента. Мы обещаем продолжать борьбу вместе с революционерами на площади Тахрир, несмотря на кампании очернения и устрашения, до тех пор, пока оно не падёт, а народ не получит своего права на власть и богатства… До победы революции, двигателем которой был народ», — с таким заявлением выступили активисты РС. В пятничную демонстрацию на Тахрире 23 декабря их группа была одной из немногих организованных политических групп, которые вели агитацию на площади. Исламисты бойкотировали протест, тогда как интерес к революционным социалистам был только подогрет скандалом в СМИ.

Однако самая серьёзная опасность исходит даже не от целенаправленных атак правящей верхушки и исламистов, а от усталости и разочарования масс.

Многие радикальные активисты с горечью признают, что в последний период они находятся под очень большим давлениемиз-зарастущего недовольства многих простых людей, которые хотят стабильности, спокойствия и поддаются официозной пропаганде о том, что именно «революционеры» и забастовщики мешают решению социальных проблем.

На Тахрир 23 декабря пришло много людей — десятки тысяч протестовали на площади, однако активисты признались, что они ожидали большего. Кроме того, власти пытаются мобилизовать своих сторонников и сочувствующих — одновременно с «Тахриром» на демонстрацию выходит и «Аббасия» — ещё одну площадь в Каире занимают сторонники военных и правительства.

Тахрир в пятницу — много, но не так, чтоб очень

После всплеска в сентябре забастовки и протесты на рабочих местах пошли на убыль. Ваиль Тавфик признает, что левые потратили слишком много усилий на организационную работу в новых профсоюзах, не уделяя при этом достаточного внимания политической работе в них.

Действия исламистов привели к тому, что многие активисты на площади настроены не только против братьев-мусульмани салафитов, но и политических сил вообще, в том числе и левых. Многие леваки сетуют, что разобщённость левых — главная проблема. «Лидеры спорят о том, какие у них были разногласия в 70-ых годах. Это никуда не годится! Неужели нельзя объединиться всем левым, ведь у нас общие цели?!», — говорит Магед, член Египетской Социалистической партии.

Перспективы «Тахрира»

«Исламисты в Египте, в отличие от Ирана в 1979-ом, сильно раздроблены — „братья“, салафиты, суфии… Каждое течение раздроблено ещё внутри. Если „братья-мусульмане“ имеют солидный опыт участия в политике и профсоюзной деятельности, то салафиты — совсем не имеют такого опыта. Оба течения во власти очень скоро покажут свои настоящие физиономии», — говорит Ахмед, член «Революционных левых».

От исламистов уже начали отворачиваться: профсоюз преподавателей поначалу избрал «братков» в свое руководство, но очень члены профсоюза скоро столкнулись с тем, что группировка тормозит их борьбу за повышение зарплат. В пятницу на площади я был свидетелем сцены, когда женщина в платке яростно спорила с бородачом, вышедшем на Тахрир с плакатом «Я салафит и требую от армии вернуться в казармы». — Салафитам тут не доверяют.

Саляфит, на которого напала, ругаясь, женщина на Тахрире

Однако левые не должны просто ждать, пока исламисты обанкротятся во власти. Слишком наивно и опасно было бы рассчитывать только на это. Левые силы в Иране в таком положении плохо кончили. Нужно срочно строить свои организации и единый фронт рабочего и левого движения.

Серьезная опасность таится также и в недальновидном и эмпирическом подходе многих египетских леваков. Еще совсем недавно большинство из них предпочитали не нарушать идиллию «общегражданского» единства с исламистами и либералами, сегодня они обнаруживают себя в жёсткой конфронтации не только с генералами и другими временщиками, но и со вчерашними «союзниками».

Вообще большинство египетских левых, несмотря на их активность в революционных событиях, до сих пор скорее идут за массовыми настроениями, а не стараются влиять на них и вести за собой, действуют исходя из ситуации, не заглядывая вперёд, не выстраивая свою тактику исходя из анализа перспектив и возможных сценариев.

Ещё одна серьёзная слабость заключается в том, что в ходе бурного года левым пока не удалось качественно увеличить и укрепить своё влияние в рабочем движении и бедных кварталах. Сегодня вокруг Тахрира почти не увидишь следов влияния исламистов, на стенах прилегающих улиц только граффити за подписью «Революционных социалистов», однако за пределами колыбели египетской революции ситуация совсем иная, там почти безраздельно хозяйничают бородачи.

Большинство левых соглашаются: одолеть военных, бородатых популистов и другие буржуазные силы возможно только через выдвижение ясной программысоциально-экономическихи демократических реформ в интересах абсолютного большинства египетских рабочих, феллахов и бедноты. Тем важнее стоит вопрос формулировки такой программы, через требования обобществления крупнейших предприятий и банков под контролем и управлением рабочих организаций, строительства массовой партии трудящихся.

И правые, и либералы сегодня не скупятся на популистские социальные обещания, скромно умалчивая вопрос о том, как они собираются их выполнять. Если левые не будут активно продвигать свою программу, то политический вакуум заполнят ещё более правые популисты, дело может принять опасный оборот. Салафиты в новом парламенте будут представлять мощное течение и при определённых обстоятельствах смогут собрать ещё больше голосов недовольных.

Выборам по старым правилам и буржуазному парламенту под контролем бородатых реакционеров нужно противопоставить идею Революционного национального собрания, в котором будут представлены все слои трудящихся и близких слоёв, а не их «покровители», зарабатывающие на поте и крови миллионов.

Такое собрание ещё невозможно создать сегодня, но в ситуации революционного бурления всё быстро меняется, и при правильной стратегии и тактике настроения масс могут быстро качнуться от реакционных исламистов к революционным левым, и завтра оно может уже стоять на повестке дня. Сегодня же выдвижение этой идеи может послужить хорошей пропагандистской альтернативой новой буржуазной «говорильне», реакционная роль которой для левых очевидна уже сейчас.

Тахрир стал символом борьбы и освобождения от диктатуры не только на Ближнем Востоке, но и практически во всём мире. Успехи египетской революции подтолкнут движение в регионе, и наоборот — успехи рабочего и левого движения в других странах помогут египетскому «Тахриру». По истечению года с начала революционной волны в стране пирамид активисты говорят: нужна вторая революция, революция должна продолжаться до выполнения своих целей. Нужно только добавить: успех настоящей социальной революции лежит на пути к социализму, в противном случае её ждёт неминуемая смерть.

Источник: http://socialistworld.ru/materialy/mir/blizhnij-vostok/egipet/egipet-vyibiraet-parlament-ili-revolyucziya

============

Новости Египета

РЕВОЛЮЦИИ В ТУНИСЕ, ЕГИПТЕ, АЛБАНИИ И ДАЛЕЕ… — тема в нашей группе ВКонтакте

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s