Россия на пороге буржуазно-демократической революции? Слово за регионами…


За месяц база ФСБ
По «несогласным» так распухла,
Что тот, который «во главе»,
Вдруг осознал, что дело тухло!

Неизвестный поэт

Какие комитеты спасут Россию?
| | | | |

Зачем написана эта статья? В меньшей степени нас интересуют тайные пружины, которые спровоцировали нынешний политический кризис в России. Не будем спорить, очень важно разобраться в истоках и природе движения, которое нынче занимает все умы, но будем откровенны больше всего людей участвующих (часто впервые) в движении мучит вопрос — к чему оно идет, каких результатов достигнет и стоит ли «игра свеч», т.е. жертв, которые могут последовать, если оптимистическим расчетам на триумфальное шествие «снежной революции» не суждено сбыться.

Собственно, данный текст представляет собой попытку, опираясь на уже имеющийся опыт противостояния общества и власти (игнорируя пока внутренние противоречия в правительственном стане) наметить некоторые возможные перспективы развития ситуации, разумеется, при благоприятных условиях, так как перспективы при неблагоприятных всем понятны и их слишком грустно описывать.

Что было?

Последнее ко времени написания этого текста событие — прошедший  24 декабря в Москве на  проспекте Сахарова массовый митинг. Спорят, было ли там 100 тысяч или не было. Думаю, это не так важно как то, что признается всеми — народу было больше чем 10 декабря, т.е. динамика количественного роста движения сохраняется. Причем роста не только количественного — подготовка этого митинга  прошла на качественно более высоком уровне. Заседания двух оргкомитетов, малого и большого (из политкорректности назвавшегося «инициативной группой») пусть непросто,  но координировались. А работа большого оргкомитета вообще может быть названа самой большой удачей декабря (и последних лет 6 с момента работы Совета Общественной Солидарности — коалиции, созданной для противодействия планам монетизации).

Впервые так много людей разных течений совместно  решали такие важные и принципиальные вопросы. Надо признать, что в 2004 году, когда действовал СОС, тоже очень широкая по составу коалиция, масштаб и сложность задач все же были иными — не требовалось определять желаемую конфигурацию политической системы (чем сейчас по факту занимается большой оргкомитет), стояла задача всего лишь сохранения статус-кво.

Я призываю больше обращать внимания на опыт сопротивления реформе льгот не только потому что это самый масштабный опыт гражданского сопротивления до последних событий. Тогда как и сейчас власть также считала, что массы неспособны к консолидированному отпору и искренне удивилась такой отпор (пусть даже в спорадической и слабо организованной форме) получив. В 2004-2005 году был развеян ныне вновь навязываемый общественному мнению миф о нулевом протестном потенциале таких, как считалось, косных слоев как пенсионеры, инвалиды. Причем, как уже тогда было очевидно заинтересованному наблюдателю, а после подтверждалось многими участниками опросов, основным мотивом протеста часто была даже не угроза потери определенных материальных благ, а именно  оскорбленное человеческое достоинство (нас лишили льгот, которые свидетельствовали о признании наших заслуг государством). Именно, тот аспект, который сейчас аналитики отмечают как ключевой в декабрьских протестах т.н. «среднего слоя».

Осталось выяснить, оскорблено ли чувство достоинства «несреднего» слоя теми жизненными условиями, в которые его поставила власть, чтобы понять на каких условиях два протестных потока могут слиться. А то что они найдут способ слиться если найдутся общие интересы бесспорно.

Вернемся пока к оргкомитету.

Все, что перечислено мной как плюсы и свидетельства развития движения — заслуга большого оргкомитета.  Возникает вопрос — а нужен ли был малый? Ну конечно без него можно было обойтись (и видимо скоро обойдутся), но так или иначе он появился и ради сохранения видимости единства его пока согласны были терпеть, а  кроме того, если бы его не было, группа спикеров, пусть и  связанных по рукам и ногам мнением масс, выделилась бы в любом случае. Вопрос о реальном контроле низов над верхами не решается персональными перестановками, он решается отстраиванием реальных механизмов такого контроля.

Что есть?

Происходит закономерная структуризация. С одной стороны, функциональная. Сформированы комиссии и рабочие группы, деятельность которых явно не закончится после митинга 24 декабря. С другой — есть понимание неизбежности институционализации различий идеологических. Решение о квотах для разных течений на выступление на митинге 24 декабря было первой ласточкой, позволившей развести в разные углы на общем политическом ринге левых, либералов и националистов. Хотя,  надо признать, что переход националистов на сторону Путина (режима) — вопрос лишь времени и техники (со стороны технологов путинского штаба и они этот ресурс явно будут вынуждены задействовать раз уж принята стратегия «победы в первом туре»).

Но даже в отсутствии националистов либералам и левым предстоит определиться, какое содержание каждое из течений готово вложить в понятие «буржуазно-демократическая революция» (даже самым радикальным левым кроме городских сумасшедших понятно, что иной сейчас в России не будет). А для этого все же полезнее не затушевывать идейные разногласия (при том, что с главным лозунгом момента — Путин должен уйти — согласны все), а честно разделиться на фракции (тем более что большой оргкомитет и так похож на парламент) и предъявив друг другу принципы, которыми поступиться нельзя, в остальном все же договариваться. Ничего ужасного в таком размежевании, как бы ни пытались доказать обратное некоторые доброхоты-провокаторы, нет. Скорее наоборот — открытость в отличие от недоговоренности способствует доверию.

Что может быть?

Внешнюю канву событий  продолжает уже назначенный на 4 февраля очередной митинг (вернее, шествие). Заявку, впрочем, еще не подавали, так что вопрос — удастся ли пройтись или в очередной раз придется слушать Ксюшу Собчак и Кудрина  на Болотной все еще открыт. Будет работать оргкомитет. Будут решаться технические вопросы, готовиться резолюция (перед митингом 24го принятие резолюции отложили с условием, чтобы к следующему митингу   можно было ее доработать), собираться деньги через  интернет. И тем не  менее, всем понятно, что подъем или спад движения зависит на 90% не от митинга (шествия) за месяц до выборов, а от работы поверх/помимо уже ставшего ритуальным очередного мероприятия.

Итак, каковы планы и что предлагается?

В ходе дискуссий до, во время и после последнего митинга выявились несколько предложений, на которых кратко стоит остановиться.

1.Предложение (Акунина-Парфенова) создать союз избирателей. Как вариант «Движение за Честные выборы».

2.Предложение Удальцова формировать в центре и на местах  Комитеты национального спасения

3. Предложение М. Литвинович — создать Сетевой избирательный штаб, который бы работал не за а против одного кандтдата  — В. Путина. К этому предложению содержательно примыкает стратегия, отстаиваемая Навальным — ни одного голоса кандидату от ПЖиВ.

Разберем коротко, каждую идею.

Очевидно, что если третий вариант нацелен на решение важной но все же тактической задачи, то все прочие варианты имеют более дальнюю перспективу. Движение избирателей (активных граждан) будучи создано, конечно должно будет пережить этот избирательный цикл, хотя не исключено, что в сильно ослабленном виде (если не удастся добиться каких-либо внятных подвижек в деле наказания лиц, виновных в фальсификациях думских и будущих президентских).

Вопрос — как долго это движение сможет оставаться внепартийным и насколько само по себе соблюдение избирательных процедур волнует массы? А значит — неизбежна дискуссия о содержательных вопросах политической повестки, что неизбежно разведет «граждан наблюдателей» по разным идеологическим лагерям.

Очевидно, что наиболее перспективна и интересна идея создания каких-то постоянно действующих органов народного представительства, способных для начала консолидировать  протестные силы, стать параллельной властью, а при благоприятных условиях и перехватить ее из рук бюрократии.
Вопрос — реалистично ли?

Понятно, что многое зависит от того, удастся ли подхватить возникший после выборов массовый порыв и не дать ему угаснуть после первого, пока безуспешного натиска.  Ибо в условиях спада активности никакой параллельной властью комитеты-советы не станут, а неизбежно выродятся в очередную «народную ассамблею».

Как? Вопрос интересный. В первую очередь, конечно ни в коем случае нельзя создавать сначала  какой-нибудь федеральный «Совет». Всякая попытка администрировать со стороны «генералов без армии» (а откуда других возьмешь ныне в столице?) тут же дискредитирует идею и оттолкнет людей, особенно в провинции.

Путь может быть только один — создание коалиций на местном уровне, куда бы включились все обладающие хоть каким-то количеством «штыков» организации и инициативы. За образец организации такой коалиции можно было бы принять вновьобразованный «Совет 24 декабря» в Перми, в котором весь спектр инициатив и подходов распределен по трем куриям: гражданских активистов (правозащитников и к), социальных сетей (сюда можно вписать и профсоюзы и РДДДО и экологов, наверное)  и последняя — политические активисты.  Во главе три координатора-сопредседателя (по одному от каждой курии), основные полномочия — совет (в котором по 8 членов от каждой курии). Политические вопросы, как написано в декларации о создании совета, решаются консенсусом, организационные — большинством. Такую постановку вопроса следует признать разумной, так как недостижение консенсуса по политическим вопросам для такого объединения автоматически означает либо снятие вопроса с повестки (по крайней мере в такой формулировке) либо распад коалиции.

Понятно, что для того, чтобы завоевать поддержку масс, этой коалиции нужно будет заниматься не столько борьбой за «честные выборы», сколько вопросами, повседневно  волнующими население. Борьбой с воровством в сфере ЖКХ, пресечением вырубки зеленых насаждений, организацией акций солидарности в поддержку озверевших от безденежья медицинских работников и т.д. Ничего страшного в этом нет, люди более склонные к политической работе, вполне могли бы развивать в рамках общей коалиции направление «подготовка наблюдателей» или организация мобильных агитгрупп  для поездок в сельскую местность. Главное — взаимное информирование и поддержка.

В противном случае, неизбежен отрыв политического «авангарда» движения от низов, даже тех, кто сейчас еще выходит на митинги со всеми вытекающими печальными последствиями. Вот, что например, что можно прочитать в рассылке московского совета (автор – жилищный активист, участвовавший во всех декабрьских митингах): «У нас и без оппозиции полно дел. У нас на носу новые законопроекты, принятие которых  надо как-то не допустить, у нас на носу Советы домов, которые все должны были бы уже организовать, у нас на носу жилинспекции, которые вот- вот начнут шерстить ТСЖ, у нас московские власти снова собираются мусоросжигательные заводы строить.  Вот-вот начнется прием заявок на капремонт на 12 год. Нам не до вас, простите».

Собственно, начинать (если все же начинать) здесь приходится не с чистого листа. Координационные объединения разного масштаба есть во многих городах. Другое дело, что раньше многие из них не считали политическую повестку своим делом, а там где считали, например Союз Координационных Советов (СКС), даже принявший в свое время политическую платформу, не нашли общественного запроса на эту программу и вынужденно свернули агитацию за нее.

Сейчас выявившая вновь актуальность политических лозунгов, можно надеяться, не позволит скатиться в сектанство или мелочную «конкретику». Московские (и не только московские) митинги задают планку, которую уже неприлично понижать.

При условии формирования сети дееспособных комитетов (советов) в регионах можно выходить и на проведение съезда советов. В качестве образца можно указать на первый российский социальный форум, прошедший весной 2005 года в Москве на волне общественного подъема по случаю проведенной властями монетизации. Тогда на одном из семинаров было положено начало межрегиональной коалиции в виде СКС, с потерями и взлетами дожившей до наших дней.

На съезде (форуме) можно было бы сформировать рабочий орган координации — исполнительный комитет или совет, но уже на основе определенного опыта работы и избрать туда тех людей, кто уже показал себя способным координировать работу на местах (при участии некоторого, но не критически большого числа федеральных вождей).

Только таким образом можно избежать повторения печального опыта всевозможных «ассамблей». А как координироваться все время до создания такого органа? А кто мешает? Уже сейчас в рамках большого  оргкомитета  создана комиссия по межрегиональному взаимодействию, которая собственно и может заниматься тем, чтобы сводить разные группы и инициативы в рамках региональных оргкомитетов.

С другой стороны, нужна внятно сформулированная повестка, которую региональные комитеты могли бы солидарно отстаивать. К счастью, этот «велосипед» уже изобретен.

Еще перед парламентскими выборами ряд общественных инициатив сформировали набор требований, своего рода «народную программу гражданского общества», в которую вошли как политические (по минимуму), так и социальные требования. Кстати, почти все подписавшие программу организации являются всероссийскими или межрегиональными, а потому могли бы составить костяк тех самых региональных коалиций.

Предъявить эти требования (предварительно дополнив) кандидатам в президенты, объявив о поддержке лишь тех, кто поддержит эти требования гражданского общества — вот правильная стратегия для общественности и политической оппозиции (вместо поддержки без условий под лозунгом «лишь бы не путин»).

Конечно, на местном уровне эта федеральная повестка может обрасти региональными дополнениями, отражающими местные нужды, но, наверное, никто не будет спорить, что реформа правоохранительной и судебной системы, обеспечение капитального ремонта ветхого жилья за счет государства, повышение пенсий и зарплат актуальны в любом регионе.

Как итоговый вывод — только захватив регионы и социальные группы, пока остающиеся в стороне от общего демократического движения (те же профсоюзы или пенсионеров) движение имеет шансы пережить неизбежный период разочарования от безрезультатности первого натиска и подготовить натиск второй — гораздо более мощный и гибельный для режима. Я имею в виду всеобщую политическую забастовку. Без этого как справедливо указал автор одной из гуляющих по интернету статей «не обошлась ни одна успешная демократическая революция». Так ли это нереально? Многое из реального сегодня казалось нереальным еще вчера. Если что-то признается правильным к его воплощению в жизнь следует стремиться, сообразуясь конечно с реалиями. Думается, реалии лозунгу стачки не противоречат. Так, с принятием во время первого срока Путина в 2002 году нового Трудового Кодекса работники (профсоюзы) фактически потеряли право на забастовку, а некоторые категории (например, авиационные диспетчеры, даже и формально). В результате, профсоюзы лишились наиболее действенного и признанного во всем мире (кроме тоталитарных режимов разумеется) рычага давления на работодателя.

Выставление профсоюзами в новых условиях (подъема движения, участники которого чем дальше, тем больше будут приходить к пониманию того, что именно политическая стачка является наиболее эффективным инструментом) требования не просто упростить процедуру забастовки, но и радикально расширить основания для ее объявления (как например, во Франции, где требования бастующих могут носить и политический характер) могло бы быть с энтузиазмом поддержано даже теми протестантами, кто пока не мыслит себя потенциальным участником трудового конфликта, так как такая реформа давала бы идеальный из испытанных инструмент для реального, а не иллюзорного принуждения власти к проведению широкой политической реформы.  Так же, как установление контроля жителей над своими домами и сетями не только бы выбивало из под бюрократии и монополистов (а значит, того же режима) весомый источник доходов, но давало бы гарантию, что бунтующее население не попытаются взять за горло (перефразируя одного известного контрреволюционера начала прошлого века), «костлявой рукой холода» и коммунальной разрухи. В обществе как сложной системе все взаимосвязано. Эту социологическую банальность нашим активизировавшимся в поисках лучшей жизни согражданам еще предстоит уяснить на практике.

А. Демидов, «ИКД

Ссылки по теме:

В Перми образован «Совет 24 декабря»

«Народная программа гражданского общества». Приглашение присоединяться

От протеста к самоорганизации. В Москве прошла открытая дискуссия по итогам декабрьской волны протестов

20 марта — Всероссийская акция гражданской солидарности и недоверия «партии власти»

==========

Всероссийская акция протеста против фальсификаций на прошедших выборах в Госдуму прокатилась по многим городам России

СОЮЗ КООРДИНАЦИОННЫХ СОВЕТОВ РОССИИ (СКС) — тема в нашей группе ВКонтакте

Выборы прошли. ЧТО ДАЛЬШЕ? — тема в нашей группе ВКонтакте

Декабрь 2011 — складывание революционной ситуации? — тема на форуме Революционного фронта

Реклама

4 comments on “Россия на пороге буржуазно-демократической революции? Слово за регионами…

  1. «Хотя, надо признать, что переход националистов на сторону Путина (режима) – вопрос лишь времени и техники». — такой откровенный левацкий бред… национал-демократы, напротив составят костяк бурж.-дем. революции, так как являются прямыми последователями её идеологии. Ну а Дёма с Кацом — это не националисты, а имперасты, вроде Зюганова-«коммуниста».

  2. «национал-демократы, напротив составят костяк бурж.-дем. революции, так как являются прямыми последователями её идеологии»

    Какие конкретно организации Вы имеете ввиду? Можно поподробнее?

    «Ну а Дёма с Кацом – это не националисты, а имперасты»

    Кто такие «Дёма с Кацем» и что есть «имперазм»?

    «вроде Зюганова-«коммуниста»»

    О позиции КПРФ по поводу массовых митингов 10 и 24 декабря: http://revfront.mirbb.net/t1097p105-topic#8857

    СМ. ТАКЖЕ:

    Классификация националистических организаций (в т. ч. и КПРФ) http://revfront.mirbb.net/t1047-topic

  3. «Какие конкретно организации Вы имеете ввиду? Можно поподробнее?»

    РГС, НДА, Нация Свободы, РОД, а также такие лица, как Навальный, Тор и т.д.

    «Кто такие «Дёма с Кацем» и что есть «имперазм»?»

    Дёмушкин и Белов соответственно (движение «Русские»). Имперазм — стремление к великодержавию, агрессивной внешней политике, подчинению других государств и удержания как можно больше территорий любой ценой.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s