О Сергее ШОЙГУ и расколе в Пушкинской районной организации КПРФ


Полнейший «ГОРКОМ»

Мечты о "Шапке Мономаха"Хмурым ноябрьским днём первый секретарь нашего райкома С.А. Суворова, председатель контрольно-ревизионной комиссии М.Н. Борзых, секретарь райкома Хохлов В.И.  и я, ехали в такси на собрание Ивантеевской партийной организации. Настроение было пасмурное. В завязавшемся разговоре мы обменивались мнениями о последних новостях в стране. Нашу беседу неожиданно поддержал немолодой таксист.

Он очень лестно высказался в адрес нового министра обороны С.К. Шойгу. Отметил его заслуги в деле развития МЧС и добавил: «Вообще в стране кроме него никто не работает!»

После того как мы попытались ему объяснить, что С.К. Шойгу мы часто видим в работе потому, что в стране систематически что-то горит, падает, рушится и тонет, он задумался. А после того как рассказали о том, что главная задача МЧС заключается в предотвращении  катастроф, а не в откапывании трупов, таксист взял длинную паузу. Помолчав несколько минут, он удивлённо спросил: «А кто же тогда работает, если не он?» Мы рассмеялись, но продолжить разговор не смогли, наша поездка завершилась.

Провожая взглядом отъезжающий автомобиль, я подумал о том, что на собрании нам придётся столкнуться с похожей ситуацией, когда ложь и дезинформация правит сознанием людей.

Мы понимали, что принятию Ивантеевской партийной организацией решения о выходе из районного отделения КПРФ и присвоение ей статуса городского комитета, предшествовала большая и кропотливая работа бывшего секретаря этой организации Н.А. Овчинникова и его «сподвижников». Понимали также, что этот акт чисто политический и проведён в личных интересах очень узкой группки  людей. Но в результате этого пострадали и могут пострадать рядовые коммунисты, обманутые по злому умыслу.

Кроме нас на собрание в читальный зал старенькой библиотеки прибыло 13 членов партии, присутствовал один сторонник КПРФ, и представитель тарасовской партийной организации Я.М. Садулаев, очевидно в качестве «тяжёлой артиллерии». Ни Н.А. Овчинников, ни А.И Котов, ведущий собрание, коммунистам нас не представили. Но мы люди не гордые, представились сами. На это Николай Алексеевич отпустил дежурную фразу: «Ой! Незваных гостей как костей». Такой «героизм вождя» одобрила женская часть собрания высказываниями типа «Понаехали тут…». Короче говоря наша работа началась в «тёплой и дружественной» обстановке.

В повестке дня стояло три вопроса. Первый – обсуждение решений последнего объединённого Пленума ЦК КПРФ и ЦК КРК, второй — итоги отчётно-выборной конференции  районного отделения КПРФ и третий – разное. По всему было видно, что Н.А. Овчинников хотел сразу перейти к «разному» т.е. к скандалу и ругани с руководством райкома партии, но собрание ему это сделать не позволило и заставило его действовать по установленному регламенту. Делать нечего, включив свой заветный диктофон, Николай Алексеевич перешёл к докладу по первому вопросу.
Выступление Н.А. Овчинникова свелось к чтению по газете выдержек из доклада Г.А. Зюганова. Некоторые слова читались по слогам. Вырванные из контекста абзацы доклада не давали представления о поднятой на Пленуме проблеме, ничего не было сказано о задачах партийной организации, вытекающих из его решений. И это бывший офицер и целый «Секретарь ГОРКОМА». Мне было очень неудобно за докладчика и чтобы не смотреть на это действо я взял книгу и сделал вид что читаю.
Тем временем «доклад» продолжался. Монотонное чтение с длинными паузами оживилось, когда Николай Алексеевич перешёл к постановлению ЦК КРК,  в котором говорилось о фактах карьеризма и перерождения коммунистов, имеющих место в некоторых партийных организациях. На его лице появилась улыбка и он заметил: « Вот это то, что нам, им и вообще надо». От сидящих впереди женщин я услышал, характерные для обозначенной темы, слова: «Кроты. Предатели. Стрелять всех надо». Николай Алексеевич одобрительно посмотрел на «стрелков». Я невольно улыбнулся и слева услышал женский голос, обращённый ко мне: « Смеётся тот кто смеётся последним!» Обстановка «доброжелательности» нарастала.

По второму вопросу слово взял, как он себя назвал, ПЕРВЫЙ секретарь первичной организации Борис Калашников. Он бегло прокомментировал доклад на конференции С.А. Суворовой, сидящей напротив него. Глядя мне в глаза, поведал присутствующим о том, что я сказал на конференции и ещё некоторые. Уложившись в четыре минуты он сел, получив «большое спасибо» он Николая Алексеевича. Наблюдая за этим паноптикумом, я готов был провалится сквозь землю. Короче говоря, натуральный «ГОРКОМ», ни дать ни взять.

Прения по докладам плавно перетекали в «Разное…».  Молодёжь, в лице Б. Калашникова и И. Свиридова, «отдуплилась» претензиями к евро-коммунизму и выразила недоверие РПЦ. Другие ораторы, почуяв «разное», набросились на «понаехавших тут гостей» т.е. на нас , как на якобы несогласных с отделением Ивантеевской партийной организации от Пушкинского районного отделения КПРФ. Хочется отметить, что солидная мужская часть собрания молчала. Встрепенулся лишь «блуждающий» член КПРФ Якуб Магомедович Садулаев. Он назвал Ивантеевскую первичную организацию «авангардом» в деле борьбы с С.А. Суворовой, и торжественно поклялся продолжить свою личную борьбу за «счастье» районной партийной организации.

— Ну что, испугались? – обратился к нам Н.А. Овчинников  — Испугались, коли приехали в таком составе.

На выпад Николая Алексеевича мы не отреагировали. Возникшую паузу прервал В.И. Попов.

— Ты кто такой? – обратился он к Я.М. Садулаеву – Ты зачем сюда пришёл? Людей подстрекать? А ты зачем его сюда пустил? – обратился Владимир Иванович к Н.А. Овчинникову.

Николай Алексеевич в ответ попытался изобразить улыбку. Его причёска потеряла форму, он молчал.

—  Если ты еще пикнешь – вновь обратился Владимир Иванович к Я.М. Садулаеву – Мы тебя отсюда выкинем.

Бедный Якуб Магомедович, как мальчишка, получивший подзатыльник, упёрся взглядом в пол и нервно начал щёлкать авторучкой.

Конечно, Владимиру Ивановичу Попову, стоявшему у истоков создания партийной организации города, и передавшему её Н.А. Овчинникову в составе пятидесяти человек, нелегко было наблюдать за происходящим. Тем более на этом собрании ему поведали, что он около года не числился в ведомостях уплаты членских взносов, хотя деньги платил исправно. Он осудил решение собрания о выходе из состава районного отделения. Напомнил о том, что даже в советские годы в г. Ивантеевке не было своего горкома.

После В. И. Попова слово взял В.Г. Иванов. Он честно сказал, что обвинения в адрес райкома в поражении на Ивантеевских выборах в органы городской власти – наговор. По его словам, виной этому стала бездарно проведённая кандидатами в депутаты  предвыборная кампания.
— И нечего валить с больной головы на здоровую, сами виноваты. – подытожил Владимир Григорьевич.

— Чтобы победить на выборах,  надо встречаться с избирателями, надо «пахать» а не болтать! – добавил В.И. Попов.

Михаил Ильич Аксёнов, взяв слово, сказал о главном. Он обратил внимание присутствующих на практическую работу с людьми и предложил направить  работу на решение проблем ЖКХ.

Дошла очередь и до нас. Первым выступил М.Н. Борзых. Он обратил внимание собравшихся на необоснованность требований о выходе из состава районной партийной организации. На примере своей организации, работающей в таком же городе областного подчинения, он доходчиво объяснил, что от названия организации результат не зависит. Затем слово дали мне, после меня выступила Светлана Аркадьевна. Она начала с чтения постановления Ивантеевских коммунистов о «независимости». Честно говоря, я не понял для чего она это делает. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что присутствующие слышали этот текст впервые. Далее выяснилось, что принималось это «решение» без кворума, путём телефонных переговоров, что категорически недопустимо.

Оказалось что коммунисты Ивантеевки не были проинформированы о решении бюро райкома по созданию согласительной комиссии вокруг сложившейся ситуации.

Далее С.А. Суворова зачитала, утверждённую на бюро райкома, партийную характеристику на Овчинникова Н.А., решение об освобождении его от должности секретаря городского отделения и передала его персональное дело для обсуждения  партийному отделению.

Три женщины, сидевшие перед нами, вскочили со стульев и начали кричать лозунги в защиту Н.А. Овчинникова. Приободрённый Николай Алексеевич, размахивая над головой диктофоном, выкрикнул: «Товарищи, у меня все их заседания записаны!»

Тут в комнату вошла заведующая читальным залом и сказала, что ей надоел крик, выключила свет и попросила всех удалиться. Собрание закончилось.

Надевая куртку, я ещё и ещё раз вспоминал  последнюю фразу Н. А.  Овчинникова о том, что «у него всё записано». В 1990 году мне пришлось встретиться с подобным человеком. Это был  немолодой подполковник, которому не удалось стать генералом. Злой на всех окружающих и вдохновлённый «борьбой с КПСС», он ходил среди нас с включённым диктофоном. И когда, однажды, этот «подполковник» попытался воспользоваться своими записями в целях шантажа, офицерская общественность решила с ним разобраться. Кроме технических средств записи у него была обнаружена целая картотека с «крамольными» высказываниями офицеров полка. Короче говоря, «Пинкертон» получил  по заслугам.   Прервала мои воспоминания Лидия Георгиевна Ахматова.

— Я коммунист с пятидесятилетним стажем. – сказала она – Вы неправы. Мы знаем,  что у Овчинникова бывают «завихрения», но он становится лучше.

— Куда уж лучше? – парировал я – Он же своими руками, обманом и ложью создал эту ситуацию.

Ахматова  несколько секунд, молча, смотрела на меня, а потом выпалила.

— А вы куда смотрели? Как допустили такое? Ведь вы знали, что он      вытворяет!

Эта фраза Лидии Георгиевны  попала в самое «яблочко» проблемы. Действительно мы знали,  что происходит, однако не придавали этому должного внимания. Думали «рассосётся» и коммунисты не пойдут на нарушение Устава партии.  Но Н.А. Овчинников, со своими «соратниками», ослеплёнными личными интересами и ложью, сотворили для всех проблему,  которую решать  нужно райкому, соблюдая Устав КПРФ.    Вот бы их энергию на полезное дело для партии!

Конечно же, районному комитету и его бюро необходимо серьёзно разобраться в причинах случившегося. В конце концов Н.А. Овчинников и его единомышленники сделали свой выбор. Но из-за них пострадали рядовые члены партии, обманутые и введённые в заблуждение.  Бюро  РК неоднократно заслушивало руководителей городской организации на своих заседаниях,  объясняли им суть наших требований, но безрезультатно. Поэтому мы вынуждены были составом секретариата и  председателя контрольно-ревизионной комиссии выехать на место    в надежде  на понимание коммунистов, на их правильное решение. Ждём.

Евстафий Невесёлый

Источник: http://pushkprf.ru/events/35/

========

Шойгу ушёл – скатертью дорога. Кто следующий в губернаторы “области повышенного казнокрадства”?

Сайт Пушкинского райкома КПРФ выгодно отличается на фоне прочих зюгановских сайтов Подмосковья

Реклама

1 комментарий в “О Сергее ШОЙГУ и расколе в Пушкинской районной организации КПРФ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s