Панорама борьбы за социальные права. Радость побед, горечь поражений


 |  | 

В нашей стране введен  негласный запрет на профессию для честных, принципиальных людей,  тем более, если этот упертый имеет свое особое мнение, отличающее от мнения начальника. В опалу может попасть любой вольнодумец, независимо от того, кто он по профессии, врач, учитель или станочник на заводе. Работодателя, который становится царьком в своем загоне,  некому одернуть. Он без страха топчет законы, различные нормы поведения.

Все это беззаконие отгорожено от основного мира заборами, проходной. Особая зона, на каждом углу стоит охранник, попробуй, проникни сюда. Чиновники иногда заглядывают в эти углы, но не для того, чтобы навести порядок, а только, чтобы получить какой-нибудь откат, содрать мзду с хозяина, за то, что власть закрывает глаза  на беспредел, который творится  в данном  владении. Самому трудовому народу за этим забором не дают возможность раскрутить главное правило для выживания, которое гласит: спасение утопающих дело рук самих утопающих, то есть создание настоящего профсоюза. Глушат беспощадно эти организации,   активистов же, пытаются выгнать с работы по надуманным причинам, некоторых сажают даже в тюрьму, как это произошло с Валентином Урусовым из Якутии.

Охота на бунтарей

В начале года, после несколько судебных заседаний, восстановили на рабочем месте пилота из «Аэрофлота» Игоря Дельдюжева. При увольнении его сделали почти террористом,   как бы он пытался разрушить безопасность полетов авиакомпании.  Дельдюжев  не просто классный пилот, но ещё и председатель свободного профсоюза, с помощью рабочей организации он помогал собратьям, летчикам, получить, вопреки сопротивлению руководства компании,  доплаты за вредные и напряженные условия труда. Это и посчитало руководство авиакомпании воздушной катастрофой, которую подготовил Дельдюжев.

К сожалению, не все могут собрать на работе дружину для  самообороны от произвола, как это сделали летчики в «Аэрофлоте». На крупных предприятиях окопались  традиционные директорские профсоюзы из ФНПР, они не дают возможности развиваться конкурентам, настоящим рабочим организациям.

5 апреля,  в ночную смену, после получения расчетных листков, на известном АвтоВАЗе в Тольятти, рабочие остановили сборочный конвейер. Линия  простояла несколько часов. Как рассказал один из участников этой стихийной забастовки, Александр Зайцев, в марте ожидали получить по 20-22 тысячи рублей, а оказалось всего по 11-12 тысяч. Перестали начислять выплаты за работу в выходные, урезали премию, отменили даже перекуры, заставляют  писать объяснительные  при отлучении в туалет.  После этой молниеносной забастовки организаторов заставили  уволиться «по собственному желанию».

На автозаводе как раз и оказалось два профсоюза, один из них, свободный «Единство», малочисленный. Работники боятся вступать в него, потому что их сразу начинают за это  преследовать. Другой, родом из ФНПР, занимает место за столом на переговорах с руководством предприятия, без всяких пререкательств, чем по сути дает добро  на изнурительную эксплуатацию работников. Люди не выдерживают нагрузок, не удивительно, что возникла стихийная забастовка. Профком «Единства» обратился к бунтарям — неудачникам, готов оказать им всяческую помощь, посоветовал в дальнейшем действовать вместе, просчитывать все шаги.

«Сладкий»обман

Мне, как руководителю  рабочей организации, пришло письмо из Перми. Работники местной  фирмы «Нестле» приписали вначале: «За вкусными названиями наших  предприятий, для сотрудников создан мир унижений, обмана, бесправия». Кондитеры столкнулись с управленческой инновацией работодателей. Те  стали искать   способы увеличения своих доходов за счет ограничения прав и зарплат работников. Стали брать  у кадровых агентств бесправных временщиков, это называется заемным трудом. Рабы, взятые напрокат, работают за жалкие гроши, да ещё под особым присмотром администрации. Кто начинает проявлять независимость,  сразу убирают из  стада. С помощью впрыскивания  инородной крови, хозяева не только экономят на зарплате, но и пытаются  расколоть трудовые коллективы. Непослушному говорят, не будешь выполнять работу, на которой не соблюдены условия охраны труда, станет на это место арендованный боец, а ты на заводе с этой минутой лишний.

В результате, в фирме  «Нестле — Пермь», которая выпускает мармелад, начали формировать коллектив по — новому. Выводить за штат многих работников, приписывать их  к  кадровым агентствам. И приходили эти люди на свои же рабочие места, но уже как гастарбайтеры,  с урезанными до минимума  зарплатами, ущемленные в льготах. В Перми хозяева с таким проектом промахнулись, выводили за штат людей, которые были членами боевого профсоюза. Рабочая организация стала действовать. Выставила администрации фабрики требования о возвращение выкинутых за борт работников  в штат. Начала работать профсоюзная солидарность, посыпались на адрес дирекции письма даже от иностранных профсоюзов. 25 января профсоюз организовал пикет перед фабричным управлением.

И вот, 14 марта в результате активной борьбы профсоюза, после долгих переговоров и акций протеста, было подписано соглашение, по которому все 160 работников из числа заемных работников снова оформлены в  штат фабрики. Им возвратили социальные льготы, право на премии и повышение зарплат, предусмотренные действующим коллективным договором.

В столыпинском вагоне

Не нашлось такого профсоюза в порту «Восточный» города Находки. Здесь тоже стали вводить заемный труд, уборщицам порта предложили выполнять свои трудовые функции на прежних рабочих местах, но являясь уже   работниками сторонней организации, с урезанной зарплатой. Аргументы  администрации в этом деле не выдерживают  критики, говорят об экономии, о сокращение работников, и тут же берут этих же работников в аренду. Уборщицы обращались с открытым письмом к губернатору, в трудовую инспекцию, но не получили ответа. Обиженные вынуждены были начать акцию протеста,  голодовку.  На предприятие прошли  стихийные собрания, портовики обещали поддержать акцию работниц гудками, начать «итальянскую забастовку». Тут бы и подключиться  профкому, но он  ограничился призывами к соблюдению рамок закона. Прошла  одна голодовка уборщиц, потом вторая. Так и закончился  протест, люди ничего не добились.

Власти очень нравиться, когда работники беспомощны, когда они разъединены. Знаменем нынешних реформ стал Столыпин, который в прошлом боролся с российской общиной, разъединял людей. Крестьян, которые  противились этому,  увозили на Восток в вагонах, которые окрестили столыпинскими.

Советская власть отменила такое мироустройство,  главной объединяющей  идей стал коллективизм, роднили  людей духовно. При таком раскладе трудно было воровать, все были на виду.  Социальные лифты работали, была возможность карьерного роста во всех областях.

Не будем говорить, что и почему, но все это рухнуло. Началась новая эпоха, увековечили Столыпина, поставили ему памятник, а остальным гражданам запретили больше трех человек собираться вместе. Главы сельских поселений, районов, городов, различные директора,  стали у себя на местах править Конституцию страны, где говорится: «Граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования». Теперь нужно бы ещё к этой статье добавить – собираться по разрешению чиновника или  работодателя, которого критикуешь. Эти шишки теперь  определяют разрешить или нет, собрание или митинг граждан, сколько человек на него допустить. В основном пытаются запрещать. Сделали гражданскому обществу темную, накрыли  с головой  толстым одеялом.

Без дискуссий

Раньше собрания проходили по самым разным вопросам на предприятиях, в клубах,  можно было вслух высказать свое мнение, вызвать на дискуссию других? Теперь всего этого нет. В результате, мы не знаем, друг друга, не появляются новые лидеры.  На улицы вышли люди в форме, которые  пользуются советами унтер Пришибеева, героя рассказа Антона Чехова: «Где это в законе записано, чтобы народу волю давать. Я не могу дозволять -с. Если я не стану их разгонять, да взыскивать, то кто же станет?»

Вот и Путин сказал корреспонденту газеты «Коммерсантъ» Андрею Колесникову во время поездки на Ладе Приоре  по Дальнему Востоку почти в том же тоне: «Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили. Идите и демонстрируйте. Если нет – не имеете права. Вышли, не имея права – получите по башке дубинкой».

В последнее время принят ублюдочный закон о митингах. В Ростове на Дону не  разрешили собраться горожанам, чтобы передать социальные требования власти. Активисты   встали  в одиночные пикеты. Пенсионер, Анатолий Закурдаев, которому исполнилось 74 года, ни в каких акциях не участвовал, вышел просто прогуляться,  увидел, как полицейские чего-то добивались от стоящей в одиночном пикете женщины. Подошел поближе. От пикетчицы  требовали, чтобы она, что-то подписала. Женщина сказала, что не может,  руки заняты. Полицейский попросил пенсионера выручить пикетчицу, поддержать немного плакат. Как только плакат перешел в руки Закурдаеву, полицейский объявил, что задерживает обоих, поскольку происходит, без положенного разрешения, массовое публичное мероприятие. В результате оштрафовали пенсионера на 20 тысяч рублей.

На одиночный пикет,  разрешение не требуется, но вот на этом попал ещё один пенсионер, да ещё почетный, Александр Штукин, проработавший на металлургическом комбинате в Магнитогорске 50 лет, он стоял напротив заводоуправления МММ с плакатом, требовал от директора Рашникова вернуть работникам украденные акции. По каким-то разумениям, территория у подъезда заводоуправления, хотя   и находится на  городской Комсомольской площади, посчитали заводской.  И чтобы постоять здесь с плакатом, нужно спросить разрешение у того же Рашникова. Оштрафовали Штукина в суде на 10 тысяч рублей за самовольство.

Голодовки

Не дают возможности цивилизованным способом выйти на разговор с чиновниками, властью, люди вынуждены идти на крайние меры, протестовать с нанесением вреда своему здоровью. В нашей стране, как нигде много протестных голодовок. В городе Сарапуле Удмуртии, объявляли голодовку преподаватели школы искусств. Они протестовали протии увольнения директора и переведения школы в статус автономного учреждения, при котором оплата для родителей вырастит с 200 рублей в месяц до 2 тысяч. В результате голодовки, у городского начальства возобладал здравый смысл, за школой сохранен прежний статус, восстановлена в должности директор  школы Людмила Сомова, а чиновник, который отвечал за культуру в районе, уволен.

С помощью голодовки воюют за свою зарплату работника завода «Энергозапчасть» из города Красноуральска. Завод, объявлен банкротом, до середины марта  этого года он выпускал продукцию, но зарплатой работников не баловали. 27 человек объявили голодовку, требовали, чтобы им выплатили зарплату за год. Спустя сутки,  трем организаторам голодовки  погасили долги по зарплате, остальным предложили выдать только по 20 процентов. Они не согласились, акция не прекратилась.

Отметились очередной голодовкой в этом году и работники алюминиевого завода БАЗа и жители Краснотурьинска, которые воюют за сохранения завода. Голодовку начали 10 человек, через 14 дней, чтобы не погибнуть, обессиленные люди вышли из голодовки. Сразу 16 марта,  состоялся городской митинг. Приехали на него горняки «Севуралбокситруда» из Североуральска, они поставляют сырье для завода, закрытие которого, повлечет  закрытие и рудников. Горняки  заявили, что готовы ради сохранения своего предприятия  выставить пикеты на автотрассах. Пока же  сели на площади и долго стучали касками.

И вновь о забастовках

И опять о забастовках. Прекратили работу  экипаж судна «Нефтерудовоз» Самарского пароходства. Моряки доставили  в Махачкалу 2 тысячи тонн дизельного топлива и отказались его выгружать, требуют, чтобы им выдали зарплату, которую они не получают  около  полугода. Владелец парохода, заявил, что у него карман пустой. Забастовка затянулась, на борту не осталось ни продовольствия, ни топлива, для обеспечения жизнеобеспечения. Хорошо, что есть у нас свободный профсоюз моряков, РПСМ. Он пришел на помощь, закупил продукты для экипажа, приобрел 3 тонны горючего для обеспечения жизнедеятельности, чтобы поддерживать тепло в каютах. Профсоюз с требованием разобраться в ситуации, отправил письма во все инстанции. В результате судно в Махачкале арестовано, его, наверно, продадут, вырученные деньги пойдут на погашения долгов по зарплате  морякам.

Окончательно разрушено наше здравоохранение. Идет объединение лечебных заведений, сокращение больничных коек. В поликлиниках длинные очереди, даже в Москве, чтобы попасть, например, к неврологу, нужно записаться сначала к терапевту, а он уже  запишет тебя к  специалисту на прием,  дней через десять.  Если слишком болит,  плати деньги, иди к платному врачу.

В Самаре полиция разогнала несогласованный пикет пенсионеров у городской больницы. Многие из ветеранов тяжело больны, им не выдают положенные лекарства. Ветеранов потащили в суд. Четверо из этой команды оказались участниками Великой Отечественной войны. Вот так у нас отблагодарили тех, кто спас страну, выиграл войну.

Тульские  врачи написали открытое письмо президенту и рассказали без прикрас об областном здравоохранении. После этого жалобщиков стали выживать с рабочих мест. Уволили даже из  «Тульской областной клинической больницы» заведующую отделением ревматологии, доктора медицинских наук, заслуженного врача РФ В. Сороцкую. И это,  притом, что сейчас в Тульской области не хватает 1,5 тысячи врачей. Такое же положения с врачами и в других областях. Много для работы врача наплодили  всяких инструкций, норм, нужно же чем-то чиновникам заниматься в кабинетах. Если  доктору приходится работать за двоих, да ещё за тощую зарплату, то все эти нормы оказываются не нужной вещью.

Не все потеряно?

К великой радости, появились профсоюзные ростки и в новых, гуманных отраслях нашей страны. Заявил о себе Межрегиональный профсоюз «Учитель», теперь вот в медицине создано «Действие». С помощью этого профсоюза врачи-педиатры  из Ижевска решили показать, что такое работа по правилам, объявили «итальянскую забастовку». Взбудоражили начальство. Участников акции стали всячески провоцировать. Во время приема больных в кабинет одной из участниц акции  пришла  заведующая с помощницей. Начали вести  хронометраж приема. Отмечены  два звонка врачу по телефону, врач ответила, что говорить не может. О посещение туалета не могло быть и речи. Одна из участниц акции, врач Эллина Останина, рассказала, что перед началом забастовки, вынуждена была принять за часы дежурства 72 ребенка. Не врач, а настоящая машина. При такой нагрузке, зарплату не увеличивают, а наоборот все время урезают, Останиной перестали даже доплачивать за стаж.

На второй день акции областное руководство подало иск в суд, о признание забастовки незаконной. Можно только посмеяться над такой безграмотностью. Работа по правилам ни в коем случае не может быть названа забастовкой. К исходу первой недели врачи еще одной ижевской поликлиники заявили о готовности присоединиться к акции. Акция начала приносить плоды, на банковских карточках врачей появилась задержанная зарплата, потом уволили главного врач  одной из поликлиник. Во второй больнице, главврач срочно оформила больничный. Протестующих по одному стали  вызывать в кабинет, сыпали угрозами, доказывали что нормативы, на которые ссылаются врачи, отменены. На вопрос, какие нормативы ещё действуют, ответа не последовало. А один из больших начальников пытался доказать медикам, что они должны работать сверхурочно бесплатно.

Новый профсоюз «Действие» входит, как и почти все свободные профсоюзы, в Конфедерацию труда России. Эти профсоюзы живут часто на голом энтузиазме, у них нет дворцов, недвижимости, которым богато ФНПР,  переписавшее на себя всю  собственность советских профсоюзов. Несмотря на бедность, новые  рабочие  организации не дают пропасть своим. Спасал профсоюз моряков, забастовавший экипаж судна в Махачкале от холода и голода. И вот пришло письмо на адрес протестующих ижевских медиков  от Союза профсоюзов России, который тоже входит в КТР: «Информирую Вас, что Исполком СПР готов взять на себя компенсацию материальных потерь, которые понесут члены профсоюза «Действия» в связи с защитой прав медработников». Кроме того братские профсоюзы, поддерживают медиков информационно. Сотни писем приходит от них руководителям отрасли, идут письма поддержки самим протестующим.

И вот последний штришок, показывающий  единения сил. Профсоюз автосборочного завода «Фольксваген» во Всеволожске, пожалуй, самый боевой у нас в России. Он не даёт своих  в обиду. Работники были возмущены тем, что руководство завода решило компенсировать за счет работников недавний простой предприятия, заставляют их работать без выходных.

В начале апреля,  работники первой смены собрались в холле офисного здания. Скандируя: «Мы не крепостные, верните выходные»,  около 400 человек стали подниматься по лестнице на второй этаж. Им попытались преградить дорогу сотрудники службы безопасности, но их смели с дороги. Все руководители завода заблаговременно смылись  из офиса. Остался только менеджер, ответственный за работу с профсоюзами. Ему и передали свои требования работники. Ответственность за эту акцию профсоюз МПРА взял на себя.

Вот такие смелые, наступательные и должны быть профсоюзы.  Рабочему человеку нужно освоить их главный девиз: «Пока мы едины, мы непобедимы». Настоящую борьбу за права работников ведут  в нашей стране, в большинстве своем, только свободные профсоюзы. Традиционные, из ФНПР, спрятались в кустах, в бой не идут.

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы».

ИА «ИКД»

============

Профсоюзы, стачкомы, др. организации экономической борьбы в России

Рабочее и профсоюзное движение Загорска

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s